Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Экспедиция к Кайласу в 1846 году!  (Прочитано 751 раз)
Kangri
Администратор
Профи
*****

Интересное сообщение: +30/-0
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 409



kangri.ru lamayog
Просмотр профиля WWW
« : 08 августа 2015, 14:57:17 »

Гору Кайлас исследовали еще в 19 веке...

Шотландский военный топограф Александр Каннингхэм (основоположник научного археологического исследования в Индии) в результате двухлетних исследований (1846-1847 гг.) территории Джамму и Кашмир (штаты в Индии) пришел к выводу о существовании в этом горном районе нескольких параллельных хребтов, вытянутых вытянутых в северо-западном направлении.

В эти же года (1846-1848), один из сотрудников Каннингхэма, военный топограф Генри Стречи выполнил многократное пересечение бассейна верхнего Инда и Ганга и составил их детальную карту. Четко и довольно точно нанесено течение Синги и Гартанга, составляющих реки Инд, а также верховья Сатледжа и Чинаба и всех притоков Инда, включая Шайок и Заскар.

Стрэчи, его слуга и вьючные животные – яки, дзо и пони – вошли в Тибет к Кайласу  через перевал Лампкья Дхура. Это был переход по глубокому снегу, и он оказался тяжёлым как для людей, так и для животных Стрэчи решил идти по перевалу, потому как подумал, что сможет напрямую по кратчайшему пути дойти до озера Ракшас Тал. Но на самом деле этот маршрут отбросил его через границу значительно дальше на запад, и весь переход до цели занял 4 дня — значительно больше, чем он рассчитывал потратить – при этом он прошёл большим окольным путём через Лама Чортен.

Видимо, Стрэчи был более впечатлителен и восприимчив к красотам тибетского ландшафта, чем Муркрофт, и в его описаниях присутствует поэтическая нотка, которая вообще отсутствовала в его ранних отчётах. Он чувствовал – то, что он видел на северной стороне Гималаев, по эстетической привлекательности превосходит то, что он наблюдал на южной стороне. Озеро Ракшас Тал представляло собой полосу воды, отливающую чистейшей и прозрачной синевой, небо в которой отражалось с двойной интенсивностью. При этом на северной оконечности вода имела более глубокий фиолетовый оттенок из-за затеняющей озеро горной стены. Напротив низких холмов, в средней части противоположного берега, он мог лишь различать озеро Манасаровар – «полоску ярко-синего цвета». Сами озёра ограничивались низкими холмами, которые в некоторых местах погружались глубоко в воду. На этих холмах не было растительности, и  они «принимали различные оттенки красного, коричневого и жёлтого». Над ними, на юго-востоке, возвышался «покрытый снегом массив Момонангли» (гора Гурлу Мандата, 7728 м); по другую руку, на севере, находилась «зелёная травянистая равнина, на заднем плане которой тёмными и крутыми склонами возвышались горы Гангри». Здесь «на левом краю горной цепи теперь была видна главная вершина Кайласа, полностью открывшаяся до самого своего подножия».

Вскоре после этого, обогнув северную оконечность Ракшас Тала, ему открылся более впечатляющий вид священной горы с более близкого расстояния:

Самым примечательный объектом здесь был Кайлас, который открылся полностью до самого своего основания и возвышался напротив (на севере) прямо на равнине, всего в двух или трёх милях (3-5 км). Юго-западная лицевая сторона Кайласа располагается на одной линии с прилегающим горным хребтом, но разделяется с обеих сторон глубоким ущельем; протяжённость разделённого таким образом подножия массива составляет порядка двух или трёх миль (3-5 км); общая его высота, по моим оценкам, составляет 4250 футов (1295 м) над равниной, но с запада вершина на 1500 футов (457 м) выше, она похожа скорее на конус или купол параболической формы; общая картина почти такая же как вид Нанда Дэви, если смотреть с Альморы. Вершина и верхняя часть восточного хребта были покрыты снегом, который красиво контрастировал с насыщенным цветом горного массива внизу; ярко была выражена слоистая структура с последовательными слоистыми выступами, которые удерживали падающий сверху снег и формировали необычные пояса попеременно белого и фиолетового цветов; один из таких наиболее ярких поясов окружает подножие вершины. Согласно индуистской традиции этот пояс – отметина от каната, при помощи которого Ракшас пытался сдвинуть с места трон Шивы.

Через расщелины по обеим сторонам Кайласа открываются другие горы на заднем плане; кажется, что Западное ущелье имеет глубину от двух до трёх миль (3-5 км); на задней стороне восточной ниши располагается прекрасный пирамидальный массив из ступенчато возвышающихся скал и снежных образований с интересным склоном, сформированным оседанием слоистой породы (на востоке).  

(Лейтенант Генри Стрэчи, «Рассказ о путешествии в Чо Лаган», Журнал Бенгальского азиатского общества, июль, август и сентябрь 1848 г.)

Его окончательный вывод заключался в том, что « по своей красоте Кайлас значительно превосходит большую Гурлу, а также все остальные гималайские вершины, которые я видел; эта гора преисполнена величественности – это царь гор».

Проводя свои географические исследования, Стречи не мог определить местоположение видимого канала, который соединяет Ракшас Тал с Сатледжем: «единственный исток воды осуществляется через просачивание сквозь пористую породу». Однако он преуспел в определении местоположения канала, соединяющего два озера друг с другом, и протекающего по нему широкого ручья. Он находился на расстоянии двух или трёх миль (3-5 км) на запад от монастыря Чиу Гомпа, рядом со старыми золотыми приисками.

В течение всего времени пребывания в Тибете моральное состояние слуг Стречи, которые были родом из округа Кумаон, было постоянно подавленным. Они жили в постоянном страхе и боялись либо попасть в руки бандитов кхампа и подвергнуться жестокому обращению, либо быть пойманными тибетскими властями – в этом случае они были уверены в том, что их повесят. Неожиданные встречи с неизвестными тибетцами постоянно повергали их в состояние паники, которую однажды испытывающий отвращение Стречи описал как «немногим менее чем подлая трусость». Недовольство и подозрение, разжигаемые этими вовсе необоснованными страхами обострялись тем больше, чем дольше экспедиция задерживалась на тибетской земле. Они перешли в решающую стадию в тот момент, когда, продвигаясь на юг вдоль берегов Манасаровара, Стречи выдвинул идею совершить полный обход вокруг озера. Мало того, что его люди отреагировали безо всякого энтузиазма, после этого от группы стали мистическим образом отбиваться и теряться нагруженные пони и даже люди. Его «недовольные и подавленные компаньоны» явным образом намеревались помешать ему совершить парикраму (обход горы Кайлас)); поэтому Стречи решил, что более разумным будет оставить эту идею – в любом случае ему бы не удалось собрать много полезной информации, утешал он сам себя – и вернуться с надеждой отправиться к другой стороне границы.

Его обратный путь проходил по северо-западным склонам Гурлу Мандата до Таклакота, который он прошёл ночью, а затем вверх до перевала Липу Лекх, переход через который всё же был более простым, нежели переход через Лампкья Дхура.

Двумя годами позже, в 1848 г., брат Стречи, Ричард, посетил район Кайласа с неким Дж. Е. Уинтерботтом. Ричард Стречи был военным инженером и увлекался наукой. Должно быть, он сделал знатную карьеру в индийской армии, откуда уволился в 1875 г. в чине генерал-лейтенанта.  Он со своим компаньоном перешёл через Большие Гималаи и продвинулся даже дальше на запад, чем его брат. Выдвинувшись в путь из Милама, они прошли через перевал Унта Дхура (5360 м) и спустились на равнину Гуге. Затем они выбрали необычный маршрут на север до Сатледжа, а затем они повернули и подошли к южным берегам озёр с северо-западной стороны. Они обогнули южный берег Ракшас Тала, а затем двинулись в направлении, противоположном тому, по которому шёл Генри Стречи, и достигли перешейка, разделяющего два озера. Они хотели доказать существование канала, соединяющего два озера, и который видел Генри в 1846 г. И они легко могли сделать это.

После этого они отправились в обратный путь через Гималаи таким же маршрутом, которым они добрались сюда, лишь немного отклонившись от первоначального маршрута, лежащего несколько южнее. Их экспедиция имела важное значение, поскольку Ричард Стречи предоставил ценную информацию по геологии и ботанике, а также важные данные по ледникам и снегопадам.

Перевод с английского Snelling J. The sacred Mountain – The complete guide to Tibet’s mount Kailash. –  Motilal Banarsidass Publishers Private Limited. Delhi. – 1990.
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в: